Политика

Дойдет ли Талибан* до Рязани?

Вопрос, вынесенный в заголовок, волновал еще Александра Лебедя, военноначальника, прошедшего Приднестровье и Афганистан, секретаря Совета безопасности России. О такой опасности предупреждают и ученые-афгановеды. Ведь Афганистан всегда позиционировался как страна с неопределенной политической системой, имеющий четкий вектор угроз.

Другое дело, что запрещенный в России Талибан то всплывал на политической арене, то уходил в латентное поле. Потенциал его недооценен не только российскими экспертами, но и американскими политиками и военными. Своим видением об угрозах теперешнего политического режима в Афганистане для России с «Южной службой новостей» поделился кандидат политических наук, доцент Московского госуниверситета культуры и искусств Артур Атаев

– О полном поражении США и о победе России в Афганистане говорить преждевременно. Можно говорить о фиаско американской политики в этой стране, да и в регионе в целом, но при этом надо помнить, что Америка далеко, за семью морями, а самое непредсказуемое государство Центральной Азии – Афганистан – находится в нашем подбрюшье. Нестабильность в нем перекинется на наших соседей, бывшие республики СССР.

Угрозу прежде всего несут наркотрафик и мигранты со своей идеологией. Полагаю, что эти два фактора и усилят экстремизм в среднеазиатских республиках.

Поток наркотиков из Афганистана устоялся еще со времен Советского Союза. Американцы всегда этому потворствовали, поддерживали наркотрафик, контролировали его, а американские генералы были напрямую заинтересованы в экспорте опиума по всему миру. Надо отметить, что Талибан, запрещенный в России, вел антинароктическую политику и своими силами уничтожал поля с опиумным маком.

Внутримиграционные конфликты в крупных городах России – в Москве, Санкт-Петербурге, Самаре, Нижнем Новгороде – показывают, что мигранты становятся все более агрессивными. Они уже подают себя не как носители жесткого исламом, как приверженцы исламистского вероучения, а как носители другой цивилизации, другого политического и бытового уклада.

Можно прогнозировать, что количество беженцев-афганцев среди гражданского населения увеличится, но здесь все будет зависит от политики талибов внутри страны после перехода власти в их руки.

Если потоки беженцев талибы не остановят, а они пойдут в среднеазиатские страны, то неизбежны конфликты с населением Таджикистана, Узбекистана и Киргизии. Туркмения закрытая страна, надеюсь, туда мигранты не попадут. Надо отметить, что Казахстан уже привел свои Вооруженные силы в боевую готовность.

- На своей территории талибы скорее всего будут стремиться поддерживать политику денаркотизации, - согласился с коллегой доцент кафедры теории и истории права и государства ЮРИУ РАНХиГС Дмитрий Леусенко, - но что будет с производством наркотиков за пределами Афганистана в условиях дестабилизации? Вполне возможно, что ситуация ухудшится.

России следует ужесточать миграционную политику. Сейчас она трансформируется, и, если будут реализованы те постулаты, которые декларируются правительством, будут депортированы 700 тысяч незаконных мигрантов или к ним будут применены другие меры, то это будет реальный шаг к укреплению государственности России, считает кандидат политических наук, доцент Московского госуниверситета культуры и искусств Артур Атаев.

*Талибан, запрещенная в России организация

Подпишитесь на нашу рассылку
и будьте в курсе

0 комментариев

Написать комментарий