Общество

Рождение наркомании: от лечения тяжелых ранений – к «солдатской болезни»

Продолжаем разговор о «боевых наркотиках». Наш собеседник – Николай Каклюгин, врач-психотерапевт, кандидат медицинских наук, - на примере использования обезболивающих веществ во время военных действий четко показывает грань, когда «добро» уходит на сторону «зла».  Как исследования и изобретения одних людей, охваченных благородными порывами спасения человеческой жизни, становятся кратчайшим путем к саморазрушению для других. Ведь человечество разрабатывало различные вещества, которые мы сейчас называем наркотиками, не для кайфа. Военное время диктовало другие задачи.

Врачи искали эффективные обезболивающие

По словам Николая Каклюгина, широкомасштабное применение «государственной» фармакологии для улучшения боеготовности и активности солдат началось только в XIX веке, во время Гражданской войны в США 1861 – 1865 годов. Хотя проблема опийной наркомании начала назревать несколько раньше.

В 1804 году немецкий фармацевт Сертюрнер (F. Serturner) выделил из опиума препарат морфий, который в десятки раз сильнее опиума-сырца. Он был так впечатлен «блаженным» сонливым состоянием, которое тот вызывал, что назвал его по имени греческого бога сна Морфия. Сначала французская Академия Наук предложила использовать морфий как наиболее эффективное средство для лечения алкоголизма, чуть позже для этих же целей стали употреблять и кодеин, полученный учеными в 1832 году. Опасность быстрого развития привыкания к приему чистых алкалоидов опия резко возросла с изобретением метода впрыскивания (injectio) лекарственных препаратов эдинбургским доктором А. Вудом в 1853 году. Чуть позже Правац усовершенствовал прибор для парентерального (через кровь) введения лекарственных веществ. Так появился шприц для инъекций. Раненым бойцам в госпиталях для облегчения боли очень часто выписывали для обезболивания морфий. Подкожно вводимый, обладая быстрым и сильным обезболивающим действием, он становится главным средством при лечении тяжелых ранений. Первыми жертвами медицинского прогресса стали как раз солдаты, получившие ранения во время Гражданской войны в США и во время франко-прусской войны в Европе (1870 г.).

В 1862 году немецкие химики из листьев кустарника Erythroxylon coca, привезенного путешественниками из Перу, выделили алкалоид, названный ими кокаином. В конце XIX века, сначала в США, а затем в Европе, некоторым представителям либерального движения в психиатрии, в том числе всем известному Зигмунду Фрейду пришла в голову идея лечить с помощью кокаина большинство из известных на тот момент нервно-психических расстройств, включая алкоголизм и зависимость от морфия. Испробовав кокаин лично, Фрейд рекомендовал его, помимо вышеуказанных случаев, применять при болях в желудке и при астме. Начиная с 1886 года, мировая пресса сообщает о распространении случаев кокаинизма среди населения «развитых» стран Запада.

Отважные кокаинисты, бесстрашные морфинисты и спокойные героиноманы

Первая повальная волна увлечения новым наркотиком охватила Европу в Первую мировую войну, вначале поразив воюющие армии, в первую очередь летчиков – представителей наиболее рискованной в те времена профессии, требующей особой отваги и стойкости духа. Предупреждения врачей вызвали непродолжительное снижение случаев употребления кокаина. В 20-х годах XX века в Европе, Америке, Азии кокаинизм вновь начал набирать обороты. В большей степени это стало возможным благодаря уже налаженному массовому производству синтетического кокаина некоторыми немецкими фармацевтическими компаниями.

Тем не менее, отмечает Николай Каклюгин, - во время Первой мировой войны морфий применяли куда чаще кокаина. Солдаты практически всех сторон конфликта кололи его для борьбы со стрессом, болью и страхом. Производство этого наркотика во время войны увеличилось в 26 раз. Морфий активно и повсеместно использовался для анестезии при лечении раненых солдат: ампутации поврежденных конечностей, проведении операций на искореженных ранениями лицах. В целом, и медики, и военное руководство оценивали использование морфия положительно, и ни о какой «наркомании» в рядах вооруженных сил никто не заикался. Хотя проблема, безусловно, нарастала.

В 1874 год английский химик Адлер (C.R. Adler) синтезировал новое вещество, по анальгетическому и наркотическому действию значительно превосходящее морфин. До 1890 года было проведено несколько исследований по изучению его свойств, в том числе и на людях. В 1898 году немецкий ученый-исследователь, фармацевт Генрих Дрессер (H. Dresser) заново открыл это химическое соединение, назвав синтезированный препарат, диацетилморфина гидрохлорид, героином. В этом же году фармацевтическая фирма «Bayer» ввела его на рынок как противоболевое и успокаивающее средство. Кроме того, в связи с тем, что героин по своему анальгезирующему действию превосходил морфин, его стали применять для лечения морфинистов. В действующей армии продолжали использовать морфий.

Солдатская болезнь, как рождение наркомании

Во время Первой мировой гражданские медики заметили, что некоторые бойцы, вернувшись домой, продолжали принимать морфий и искать новые способы его найти и употреблять регулярно. Врачи на тот момент всерьез эту проблему еще не воспринимали, полагая, что люди, прошедшие ужасы войны, таким способом блокируют нервное напряжение и особой проблемы в этом нет. После Первой мировой большинство морфинистов было военными. Как выяснилось, отвыкание от морфина становится более трудным делом, чем излечение от раны. Появляющуюся вследствие этого зависимость стали называть морфиномания, или «военная (солдатская) болезнь». К 80-м годам XIX века болезненное пристрастие к инъекциям морфия было хорошо известно в странах Европы и Соединенных Штатах Америки, а морфинисты стали вполне обычным явлением в цивилизованных странах. Конфедераты и республиканцы, противоборствующие стороны в Гражданской войне в США, широко использовали морфий – как в качестве обезболивающего, так и «лекарства от страха». Через возвращавшихся к мирной жизни военных «заболевание» распространилось и на гражданских. Именно так и возникла новая острая социальная и медицинская проблема – наркомания. Еще одно «эхо» войны.

Продолжение темы об использовании запрещенных веществ во время военных действий – далее на страницах Южной службы новостей. В следующей части  Николай Каклюгин подробно расскажет о наркотиках Третьего рейха и участников Второй мировой войны. Следите за нашими публикациями. 

Подпишитесь на нашу рассылку
и будьте в курсе

0 комментариев

Написать комментарий